Мошенничество в сфере налогообложения

Мошенничество в сфере налогообложения

В УК может появиться новая статья «Налоговое мошенничество»

Российский Уголовный кодекс может пополниться новой статьей – «Налоговое мошенничество». Над ее появлением работают сразу четыре ведомства: Генпрокуратура, Федеральная налоговая служба, МВД и СКР. Об этом в интервью «РИА Новости» сообщила заместитель председателя СКР Елена Леоненко.

По ее словам, силовые структуры еще не пришли к консенсусу по поводу того, как должна выглядеть эта статья, какое наказание предусматривать. Но Леоненко уточнила, что вопрос о ее появлении вызван сложившейся практикой: одни и те же действия, совершенные разными людьми, могут быть расценены органами как уклонение от уплаты налогов (ст. 199 УК) или как мошенничество (ст. 159 УК).

Юристы в целом признают необходимость совершенствования норм уголовного законодательства. «На практике действительно иногда возникают проблемы с квалификацией таких деяний, – говорит партнер юридической группы Novator Александр Катков. – Соответственно, введение новой нормы может упростить квалификацию таких преступлений, что облегчит работу правоохранительных органов в этой сфере».

«Необходимость добавить новую статью существовала уже давно, так как это позволит значительно упростить взаимодействие обвинителей с судебной системой, – согласен ведущий юрист компании «Объединенный юридический центр «Парфенон» Павел Уткин. – Очень часто нарушения в налоговой сфере, особенно связанные с вычетами НДС, квалифицируются как хищение в форме мошенничества. В результате чего за одни и те же преступления люди получают разные наказания, предусмотренные разными статьями УК».

По его словам, бывают ситуации, когда прокуратура привлекает предпринимателя за возмещение НДС по ст. 159, когда суммы неуплаченных налогов не хватает по четырем «налоговым» статьям – 198–199.2 УК. Это позволяет довольно долго держать его под стражей. Отсюда у юристов возникают опасения, что новая статья позволит органам без проблем поместить подозреваемого в СИЗО. «Новая статья может существенно усложнить жизнь бизнесу, который и так находится под избыточным давлением со стороны регуляторов», – считает Уткин.

В настоящее время есть разница в наказании за «налоговые» статьи и мошенничество. По ст. 199 УК при уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере предусматривается до шести лет лишения свободы, тогда как мошенничество наказывается уже 10 годами, указывает руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова. Она отмечает, что новая статья может оказаться весьма популярной у силовых структур.

«Это может стать одним из рычагов давления на бизнес, – говорит Болдинова. – Думаю, ни для кого не секрет, что при выявлении выездной налоговой проверкой крупных сумм неуплаченных налогов налоговая инспекция передает материалы проверки в органы следствия. Возбуждая уголовное дело, следователи зачастую устанавливают иную, еще большую сумму недоимки, чем та, что уже выявил налоговый орган».

По ст. 28.1 УПК суд и следователь могут прекратить уголовное преследование в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджету, был возмещен в полном объеме. Поэтому возбуждение уголовных дел в последние годы стало серьезным инструментом для того, чтобы вынудить организацию уплатить недоимку по налогам в бюджет, и только потом она может долго и непросто оспаривать эти начисления в суде. «Исходя из этого, мне представляется, что серьезной необходимости по созданию дополнительного «налогового» состава преступления нет», – заключает Болдинова. По словам руководителя практики уголовно-правовой защиты бизнеса «Пепеляев групп» Максима Кошкина, отличие между статьями 199 и 159 простое. Если действия направлены на недоплату налогов в бюджет, то это уклонение от уплаты налогов. А если же действия направлены на неправомерное получение (например, возврат НДС) денежных средств из бюджета с использованием цепочки недобросовестных контрагентов, то это мошенничество.

«Если цель этих инициатив просто дополнить УК новой статьей с существующими на сегодняшний день параметрами (крупный размер – 250 000 руб., особо крупный размер – 1 млн руб., наказание при сумме ущерба более 1 млн руб. – до 10 лет лишения свободы), то она не нужна. Если же целью будет существенный пересмотр составообразующих признаков и размера наказания в зависимости от размера ущерба, то новая статья окажется актуальной».

По его мнению, было бы логично приблизить крупный и особо крупный размер уголовно наказуемого ущерба по налоговому мошенничеству к размеру ущерба, предусмотренному статьей 199 УК («Уклонение от уплаты налогов») – свыше 15 млн руб. и 45 млн руб. соответственно.

По данным СКР, за первые шесть месяцев 2020 г. было выявлено 3062 налоговых преступления, что на 17% меньше, чем в 2019 г.

Ежегодный ущерб составляет более 58 млрд руб. Чаще всего уклоняются от уплаты НДС и налога на прибыль.

Мошенничество и схемы противоправных действий в сфере неуплаты налогов

Краткое содержание:

Недобросовестные налогоплательщики разработали множество преступных схем, а некоторые из них, с трудом распознают даже опытные сотрудники фискальных органов

Основные схемы мошенничества

Наибольшее распространение получили следующие противоправные действия:

Уклонение от подачи обязательной налоговой декларации; занятие незаконным предпринимательством;

уменьшение реального масштаба коммерческой деятельности; использование при финансовых операциях поддельных паспортов и других документов;

проведение наличных расчетов без применения контрольно — кассовых аппаратов с целью сокрытия прибыли;

Читать еще:  Кто должен составлять лимитно заборные карты

фиктивное увеличение расходов путем завышения реальных цен на закупаемые материалы.

Выплата сотруднику заработной платы наличными деньгами часто практикуется в сфере торговли и обслуживания. Неучтённый оборот наличных средств значительно снижает поступление налоговых выплат. Это способ мошеннической деятельности обладает значительной финансовой емкостью и часто практикуется на небольших предприятиях, мастерских по ремонту бытовой техники, пунктах общественного питания.

Занижение в документации стоимости проданной продукции одновременно с завышением цены на сырьевые материалы и производственные издержки позволяет нечистоплотным дельцам скрывать получаемую прибыль и уменьшать налоговые выплаты. Фиктивные бартерные сделки подразумевают отправку продукции зарубежному партнеру и неуплату налогов с оставленных на счету иностранного банка денег, вследствие того что иностранный поставщик не выполнил свои обязательства по обратной поставке товара.

Оформление налоговой документации на фиктивную посредническую фирму дает возможность оптовику напрямую поставить товар на розничную реализацию. Розничный торговец получает продукцию без предоплаты, а посредническая фирма, оформленная по фиктивным документам, исчезает после продажи товарной партии. Налоги с оборота не уплачиваются. Этот способ имеет достаточно широкое распространение.

Уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость достигается за счет фиктивного оформления документов о реализации продукции за рубежом, в то время как она продается внутри страны. Эти действия позволяют мошенникам не только не выплачивать налоговые вычеты, но и получить финансовые средства, якобы авансом перечисленные при прохождении товара через таможню. Действующее законодательство предусматривает возврат налога на добавленную стоимость при отправке продукции на экспорт.

Многообразие преступных схем свидетельствует о том, что без четкого представления составляющих основ невозможно пресечь этот вид мошенничества на начальных стадиях его совершения и поэтому данная форма преступлений продолжает набирать обороты. В заключение отмечу, что несмотря на разновидность способов мошенничества в сфере неуплаты налогов, особенно изощренных на крупных предприятиях, они осуществляются по схожим сценариям. Наработанный опыт сбора доказательной базы и единой методики расследования мошеннических действий способствует правоохранительным органам эффективно противодействовать совершению подобных преступлений.

В УК может появиться статья за налоговое мошенничество

Российские силовые ведомства готовят нормативную базу для введения в Уголовном кодексе специальной статьи за преступления, связанные с налоговым мошенничеством, сообщили в Следственном комитете России. Чаще всего уклонения от налогов с помощью различных схем происходят в Москве и Подмосковье, и связаны они преимущественно со строительством и торговлей.

Российский блок силовых ведомств, включая Генеральную прокуратуру, Федеральную налоговую службу, МВД и Следственный комитет России, совместно работают над введением в Уголовный кодекс страны новой статьи — «Налоговое мошенничество». Об этом в интервью агентству РИА «Новости» рассказала заместитель председателя СКР России генерал-полковник Елена Леоненко. По ее словам, сейчас состав преступления в области налогового мошенничества не конкретизирован в одной статье УК РФ и может квалифицироваться сразу по пяти разным.

«Сейчас актуален вопрос о совершенствовании уголовного законодательства. У нас с коллегами идет дискуссия, чтобы предложить законодателю ввести новый состав преступления — «Налоговое мошенничество». Но этот вопрос пока обсуждается, и говорить что-то конкретно по нему рано»,— рассказала Леоненко.

По словам представительницы СКР, обычно налоговыми преступлениями в России считаются деяния, совершенные в рамках статей 198 (уклонение физлица от уплаты налогов или страховых взносов), 199 (уклонение организаций), 199.1 (неисполнение обязанностей налогового агента), 199.2 (сокрытие денежных средств), а также иногда применяется ст. 159 УК РФ (мошенничество).

«Налоговое преступление, если возьмем статью 199 УК РФ, где говорится об уклонении от уплаты налогов с юридического лица в особо крупном размере, оно предусматривает до шести лет лишения свободы, в то время как статья 159 УК РФ, по которой квалифицируется хищение путем обмана в особо крупном размере, предусматривает до десяти лет лишения свободы, то есть меры ответственности разные.

Однако на практике бывают случаи, когда одни и те же действия, совершенные теми или иными лицами, могут быть квалифицированы по-разному, по 159-й статье и по 199-й»,

— сообщила заместительница руководителя Следственного комитета России.

По словам Леоненко, наиболее распространены налоговые преступления в сфере крупного и среднего строительства, в розничной и оптовой торговле. Самые криминальные в этом смысле регионы-лидеры по количеству возбужденных уголовных дел — Москва и Московская область. Всего за 2019 год в столице было возбуждено 228 таких дел, а в области — 152. Третий по числу уголовных дел за налоговое мошенничество — Краснодарский край (133), на четвертой строчке Ставропольский край (108), а Ростовская область (96) замыкает пятерку регионов с наибольшим количеством налоговых преступлений.

Ежегодно из-за преступлений в области налогообложения российская казна недосчитывается около 58 млрд рублей. Такие деяния зачастую сопряжены с коррупционными связями уклоняющихся бизнесменов и с недобросовестными чиновниками. Как уточнила Леоненко, только за первое полугодие 2020 года правоохранители выявили три тысячи налоговых преступлений, что на 17% ниже в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Представитель СКР отметила, что несмотря на снижение динамики, цифры по прежнему говорят о колоссальной проблеме в этой области.

Читать еще:  Как из налоговой получить копию устава

«Предварительно расследованы уголовные дела об 1730 преступлениях. В суд направлены уголовные дела о 728 преступлениях. Выявлено 1562 лица, совершивших преступления указанной категории. Размер причиненного бюджету ущерба составил более 47 миллиардов рублей», — привела статистику сотрудница СК.

В Следственном комитете полагают, что причина уклонения граждан и предпринимателей от уплаты налогов государству сокрыта в чрезмерной лояльности властей.

Для обеспечения «в стране благоприятного инвестиционного климата» законодатель сделал много в плане либерализации уголовной ответственности за экономические преступления. Так, по словам Леоненко, с 2014 года суммы максимальных значений для определения налоговой недоимки как криминальной постоянно увеличивались.

«Здесь также надо сказать, что налоговая преступность приобретает новые формы, преступники, если можно так сказать, в белых воротничках ухищряются придумывать новые схемы и способы совершения преступлений, видоизменять их, придавать своей преступной деятельности характер правомерной и тем самым имитировать ее, тщательно маскировать следы преступлений, поэтому данный вид преступлений остается еще на достаточно латентном уровне», — обрисовала ситуацию собеседница агентства.

Налогам добавят срок

Судя по словам Леоненко, это уже не просто идея, а готовый законопроект, над которым работали несколько серьезных ведомств — Генеральная прокуратура, Федеральная налоговая служба, МВД и Следственный комитет. Для государства пресечение налоговых преступлений очень важно.

По подсчетам специалистов, за год бюджет России теряет именно из-за налоговых мошенничеств 58 миллиардов рублей. Поэтому фактическое ужесточение государством санкций за подобные преступления понятно и оправданно. Зачем понадобилась новая статья, если мошенников по налогам и сегодня ловят и судят аж по четырем статьям Уголовного кодекса? В отечественном Уголовном кодексе есть статьи 198-199.2. Плюс к этим статьям еще есть отдельная статья про всех мошенников — 159-я. По словам заместителя Александра Бастрыкина, такие мошенничества с налогами «можно квалифицировать по-разному».

И это действительно так. Одно и то же налоговое нарушение закона сегодня можно расследовать сразу по нескольким уголовным статьям, и пойманного за руку налогового обманщика на выбор правоохранителей можно пожалеть, а можно упечь. И это неправильно.

В качестве примера Елена Леоненко привела самое распространенное налоговое преступление — незаконное возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость, когда создается искусственный документооборот. Таким образом, завышаются расходы, и на эту сумму занижается прибыль, с которой уплачивается налог на прибыль в меньшем размере, чем он должен быть уплачен по закону. Кроме того, на сумму завышенных расходов в результате искусственного документооборота в налоговых декларациях выставляются вычеты по НДС. По словам высокопоставленного чиновника Следственного комитета, можно взять статью 199 Уголовного кодекса РФ, где говорится об уклонении от уплаты налогов с юридического лица в особо крупном размере. В этом случае наказание будет достигать шесть лет лишения свободы. В то же время статья 159 фактически за то же самое нарушение закона называет хищением и отправляет в места не столь отдаленные уже на 10 лет.

Теперь появится в УК дополнительная статья, под которую подпадали бы все мошеннические действия с налогами. Кстати,больше всего мошенничеств с налогами в стране фиксируется в Москве и Московской области. На втором месте — Краснодарский край.

Мошенничество или налоговое преступление: что говорит проект постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях в налоговой сфере

Очень частно нарушения в сфере налоговых правоотношений, особенно при возмещении НДС, квалифицируются как хищение в форме мошенничества.

Апелляционная инстанция Архангельского областного суда в определении № 22-931/19 от 23.04.2019 согласилась с приговором районного суда, квалифицировавшего вычет НДС по налоговой 199 статье УК РФ, а возмещение НДС — как покушение на мошенничество.

В апелляционном постановлении этого же суда от 17.08.2018 № 22-2004/18 описывается ситуация, когда предприниматель осужден за покушение на мошенничество за недостовернные сведения в декларации по НДС. Вопрос о квалификации действий как налогового преступления не обсуждался.

Районный суд Краснодарского края вернул дело прокурору, посчитав квалификацию по ст. 199 УК РФ мягкой, заявив о необходимости рассмотрения вопроса о вычете НДС как мошенничества. Краевой суд разобрался в деле и отменил незаконное постановление (апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 25.04.2018 №22-2431/18).

Волгоградский областной суд пришел к выводу, что осужденный путём обмана, используя видимость законности своих действий, с целью хищения из государственного бюджета сумм НДС организовал совершение формальной сделки по передаче недвижимого имущества в аффилированную организацию. Другие действия по вычету НДС и по неуплате налога на прибыль квалифицированы по ст. 199 УК РФ (апелляционное определение от 23.03.2018 № 22-1106/18).

В Ростовской области следователь, понимая, что сумм неуплаченных налогов для квалификации поступков по налоговому составу недостаточно, привлек предпринимателя за возмещение НДС к ответственности по статье о мошенничестве, удерживая его под стражей на протяжении полутора лет (апелляционное определение Ростовского областного суда от 07.02.2018 №22-763/18).

И таких судебных решений много, например, приговор Ичалковского районного суда Республики Мордовия от 10.11.2017, апелляционные определения Архангельского областного суда от 13.10.2017 № 22-2723/17, от 19.04.2017 № 22-719/17, апелляционное определение Пермского краевого суда от 18.09.2017 № 22-5574/17, приговор Каменского городского суда Пензенской области от 28.02.2017, апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 23.01.2017 №22-165/2017, апелляционное определение Верховного Суда Республики Коми от 10.08.2016 № 22-1596/16, апелляционное определение Тамбовского областного суда от 05.02.2015 № 22-1942/15, апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 13.11.2014 № 22-3794/14 и другие судебные и иные акты.

Читать еще:  Какие документы нужны для мсэк при оформлении инвалидности

Имеются попытки квалифицировать одни и те же действия и как налоговое преступление, а как хищение.

Верховный Суд Республики Коми нашел, что действия, направленные на принятие налоговым органом решения о возмещении по НДС, уже вошли в событие преступного деяния, за которое обвиняемый осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, поэтому ст. 159 УК РФ из приговора исключил (апелляционное определение от 27.09.2017 № 22-2217/17).

Попробуйте поискать какие-либо пояснения по этому поводу в проекте (пока еще) постановления Пленума Верховного Суда РФ. Правильно! Их нет.

А ведь на местах понимают, что налоговые составы не являются «арестными», поэтому находят любые способы, чтобы подступиться к неугодным предпринимателям с других позиций. Во избежание таких поползновений необходимы четкие критерии, отличающие налоговые преступления от хищений. Нельзя их оставлять на «откуп» местных правоприменителей.

В различных судебных решениях эти отличия приводятся, но они разрознены и не систематизированы.

Конституционный Суд РФ в определении № 839-О от 27.03.2018 разъяснил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, что в числе прочего отличает их от хищений. Этот вывод сделан исходя из природы НДС как косвенного налога, являющегося разницей между суммами, получаемыми налогоплательщиками от покупателей, и суммами налога, фактически уплачиваемыми налогоплательщиками поставщикам товаров (работ, услуг).

Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58).

Попытка разграничения между уклонением от уплаты налогов и мошенничеством с НДС сделана и Мурманским областным судом в апелляционном определении от 29.06.2018 № 22-547/18 — уклонение от уплаты налогов предполагает невыплату фискальных платежей, образовавшихся в результате реальной хозяйственной деятельности субъекта налогообложения, то есть являются сокрытием налоговых обязательств, тогда как мошенничество характеризуется намерением путём обмана, то есть создания видимости, либо злоупотребления доверием изъять чужое имущество либо завладеть правом на него.

Можно также добавить, что при схожести правонарушений при наличии специальной нормы, каковой в данном случае может быть состав ст. 199 УК РФ, по отношению к общей (ст. 159 УК РФ), по общему правилу приоритет отдается норме специальной. Что касается вероятного включения в цепочку движения товара так называемых «фирм-однодневок» либо бестоварных операций, то такие нарушения также квалифицируются как уклонение от уплаты налогов с организации.

Если говорить о возмещении НДС, то здесь необходимо учитывать природу НДС как косвенного налога. Этим налогом облагается только добавленная к товару, услуге, работам стоимость.

Косвенность этого налога связана с действиями контрагентов, которые должны уплатить этот НДС, тем самым создать экономическую основу для вычета, возмещения или зачета привлекаемым к ответственности налогоплательщиком.

В налоговом учете оперируют такими понятиями как «исходящий» НДС, под которым понимается сумма налога, выставляемая налогоплательщиком покупателю в счет-фактуре, и «входящий» или «входной» НДС – сумма налога, передаваемая покупателю и выставляемая налогоплательщику покупателем в счет-фактуре. Т.е. сумма НДС в приходящей в общество счет-фактуре обозначается как «входной» или «входящий», а сумма НДС, обозначенная в исходящей из организации счет-фактуре – «исходящий», соответственно, «входящий» или «входной» НДС отражается в книге покупок, а «исходящий» — в книге продаж. Обозначенный в счет-фактуре «исходящий» НДС налогоплательщик имеет право вычесть, зачесть, возместить из бюджета, а контрагенты обязаны перечислить в бюджет. Если контрагент уплатил этот налог, то создана экономическая база для его зачета, вычета, возмещения из бюджета, и отсутствуют признаки безвозмездности и, соответственно, основания не только для уголовной, но и для налоговой ответственности (апелляционное постановление Волгоградского областного суда от 27.01.2017 № 22-472/17, Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2017 № 305-КГ17-4111).

НДС первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить).

В конце квартала (налогового периода) на основании книг покупок и продаж составляется баланс между «входящим» и «исходящим» НДС.

На основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла, не является для налогоплательщика чужим.

Готовящим постановление Пленума по налоговым преступлениям следует признать, что проект сырой и требует серьезной и добротной проработки, а не лишь что бы было.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector