Субсидиарная ответственность собственника по долгам учреждения

Субсидиарная ответственность собственника по долгам учреждения

Порядок привлечения собственника муниципального казенного учреждения к субсидиарной ответственности на стадии исполнительного производство

Вопрос о привлечении собственника муниципального учреждения к субсидиарной ответственности имеет существенное практическое значение. Наличие в гражданском обороте казенных учреждений, которые фактически не имеют собственной имущественной самостоятельности, влечет появление существенных рисков для их контрагентов, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением казенным учреждением своих обязательств в связи с отсутствием у последнего денежных средств. Для минимизации такого риска законодателем была установлена субсидиарная ответственность собственника казенного учреждения.

Согласно общему положению, установленного абз.4 п. 2 ст. 120 Гражданского кодекса (ГК РФ), частное или казенное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества.

П.1 ст.399 ГК РФ устанавливает, что до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. То есть субсидиарная ответственность — это дополнительная ответственность. Лицо, несущее по обязательству дополнительную (субсидиарную) ответственность, привлекается к ней только в случае, если это обязательство не может быть исполнено основным должником, и только в исковом порядке.

При рассмотрении вопроса о порядке привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности ВАС РФ в своем Постановлении от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 120 ГК РФ собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по его обязательствам только при недостаточности у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств. При подтверждении данного условия учреждение перестает быть ответчиком, ибо возложить на него имущественную ответственность действительно невозможно из-за недостатка имущества, на которое по закону можно обратить взыскание. Поэтому ответчиком становится учредитель — собственник (который и должен привлечь основного должника — учреждение к участию в деле в соответствии с п. 3 ст. 399 ГК РФ).

В связи с этим ответственность собственника имущества учреждения является особым видом субсидиарной ответственности, на которые общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные статьей 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными статьей 120 Кодекса. Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику.

Следовательно, соответствующий собственник имущества казенного учреждения может быть привлечен к субсидиарной ответственности по долгам учреждения при соблюдении следующих условий:

  • предъявление иска к основному должнику;
  • отказ основного должника удовлетворить требования кредитора или не получение кредитором от основного должника в разумный срок ответа на предъявленное требование;
  • недостаточность у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств .

Данная совокупность условий для привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности указана, например, в Постановлениях ВАС РФ от 09.10.2007 № 4664/07 и ФАС Московского округа от 31.08.2009 № КГ-А40/8192-09.

При подтверждении условия о недостаточности находящихся в распоряжении учреждения денежных средств, кредитор должен обратиться в суд с требованием о привлечении собственника учреждения к субсидиарной ответственности. В резолютивной части решения суда должно указываться о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

При рассмотрении вопроса субсидиарной ответственности собственника казенного учреждения необходимо принимать во внимание понятие «иммунитет бюджетов» (п.1 ст. 239 Бюджетного кодекса РФ (БК РФ), представляющее собой особый правовой режим при котором обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации осуществляется только на основании судебного акта (за исключением случаев, установленных статьями 93.3, 93.4, 142.2, 142.3, 166.1, 218 и 242 БК РФ).

Согласно п.7 ст.161 БК РФ при недостаточности лимитов бюджетных обязательств, доведенных казенному учреждению для исполнения его денежных обязательств, по таким обязательствам от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования отвечает соответственно орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, осуществляющий бюджетные полномочия главного распорядителя бюджетных средств, в ведении которого находится соответствующее казенное учреждение.

Законодательством устанавливается особый порядок исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства местного бюджета по денежным обязательствам муниципальных казенных учреждений. Он регулируется ст. 242.5 БК РФ.

В частности, в данной статье установлено, что:

  • при получении всех необходимых документов (заверенной судом копии судебного акта, заявления взыскателя) орган, осуществляющий открытие и ведение лицевого счета муниципального казенного учреждения, не позднее 5 (пяти) рабочих дней после получения исполнительного документа направляет должнику уведомление о поступлении исполнительного документа и дате его приема к исполнению с приложением копии судебного акта и заявления взыскателя (п.1 ст. 242.5 БК РФ);
  • должник в течение 10 рабочих дней со дня получения уведомления представляет в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений, информацию об источнике образования задолженности и о кодах бюджетной классификации Российской Федерации, по которым должны быть произведены расходы местного бюджета по исполнению исполнительного документа применительно к бюджетной классификации Российской Федерации текущего финансового года (абз.1 п.3 ст.242.5 БК РФ);
  • должник представляет в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений, платежное поручение на перечисление средств в размере полного либо частичного исполнения исполнительного документа в пределах остатка объемов финансирования расходов, отраженных на его лицевом счете получателя средств местного бюджета, по соответствующим кодам бюджетной классификации Российской Федерации (абз.3 п.3 ст.242.5 БК РФ).

В случае нарушения сроков выплат должником или в случае нарушения п.3 ст. 242 БК РФ орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений, приостанавливает до момента устранения нарушения осуществление операций по расходованию средств на всех лицевых счетах должника, включая лицевые счета его структурных (обособленных) подразделений, открытые в данном органе, осуществляющем открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений (за исключением операций по исполнению исполнительных документов), с уведомлением должника и его структурных (обособленных) подразделений.

В силу п. 4 ст. 242.5 БК РФ при отсутствии или недостаточности соответствующих лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований) и (или) объемов финансирования расходов и остатка средств, полученных должником от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, для полного исполнения исполнительного документа должник направляет главному распорядителю (распорядителю) средств местного бюджета, в ведении которого он находится, запрос-требование о необходимости выделения ему дополнительных лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований) и (или) объемов финансирования расходов в целях исполнения исполнительного документа с указанием даты его поступления в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных бюджетных учреждений. Орган местного самоуправления, осуществляющий бюджетные полномочия главного распорядителя (распорядителя) средств местного бюджета, в трехмесячный срок со дня поступления исполнительного документа в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений, обеспечивает выделение лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований) и (или) объемов финансирования расходов в соответствии с запросом-требованием (п.5 ст.242.5 БК РФ).

На основании анализа данных норм закона судебная практика исходит из того, что независимо от наличия, либо отсутствия у должника денежных средств в объеме достаточном для удовлетворения требований взыскателя содержащихся в исполнительном документе последний должен быть исполнен в трехмесячный срок со дня поступления исполнительного документа в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных бюджетных учреждений (см., например, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2011 по делу № А57-15657/2010). При неисполнении должником исполнительного документа в течение трех месяцев со дня его поступления в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных казенных учреждений, указанный орган в течение 10 дней информирует об этом взыскателя.

В том случае, если в течение трехмесячного срока исполнительный документ не был исполнен должником, финансовый орган приостанавливает до момента устранения нарушения осуществление операций по расходованию средств на всех лицевых счетах должника (за исключением операций по исполнению исполнительных документов). Операции по лицевым счетам не приостанавливаются лишь при наличии таких обстоятельств, как отсрочка, рассрочка или отложение исполнения судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ, либо его отмена или приостановление исполнения. Приостановление финансовым органом операций по расходованию средств в отношении должника не направлено на привлечение последнего в качестве получателя бюджетных средств к ответственности за виновное нарушение бюджетного законодательства. Такое приостановление является временной ограничительной мерой, применяемой к неисправному должнику, не перечислившему в установленный законом трехмесячный срок взыскателю то, что ему причитается (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2012 по делу № А19-18100/2012, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.05.2012 по делу № А19-18100/2011).

Таким образом, для привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества муниципального казенного учреждения необходима следующая совокупность обстоятельств:

  • установление у казенного учреждения факта недостаточности находящихся в его распоряжении денежных средств;
  • наличие решения суда, в резолютивной части которого должно быть указано, что денежные средства взыскиваются за счет казны соответствующего публично-правового образования;
  • наличие исполнительного документа, который направляется вместе с заявлением взыскателя и заверенной судом копии судебного акта в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевого счета муниципального казенного учреждения. При поступлении исполнительного документа в финансовый орган начинает течь трехмесячный срок, в течение которого должник обязан удовлетворить требования кредитора по исполнительному листу.
Читать еще:  Правовое сопровождение исполнительного производства

В том случае, если установленный бюджетным законодательством порядок исполнения судебного акта не был соблюден, то кредитор может обратиться в суд с требованием о признании незаконным бездействия соответствующего финансового органа и потребовать приостановить операций по расходованию средств в отношении должника по его лицевым счетам. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с п.4 ст.198 АПК РФ заявление о признании незаконным бездействия органов, осуществляющих публичные полномочия, может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

Ответственность учреждения и его собственника по долгам и обязательствам

Jurist_arbitr — 26/01/2012 08/09/2016

Гражданским кодексом установлено, что при недостаточности денежных средств учреждения для погашения его обязательств, его собственник несет субсидиарную ответственность своим имуществом перед кредиторами. При этом, в отличие от общего порядка привлечения к субсидиарной ответственности, введение процедуры банкротства юридического лица в этом случае не требуется. Учитывая, что гражданское законодательство претерпело ряд изменений касательно порядка регулирования ответственности учреждений по своим обязательствам, при взыскании задолженности с данного вида некоммерческой организации в судебном порядке возникает ряд вопросов. Основной такой вопрос – можно ли привлекать учредителей в лице собственников учреждений в порядке субсидиарной ответственности при недостаточности средств организации – основного должника? Этот и ряд других тезисов я рассмотрю в данной статье.
В качестве вступления, необходимо уточнить, что созданное физическим или юридическим лицом учреждение является частным, а – Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием, соответственно, – государственным или муниципальным. Второй вид учреждений может подразделяться на бюджетные, автономные и казенные. Любое учреждение является некоммерческой организацией и финансируется собственником, который и осуществляет управление им. Создается учреждение для осуществления социально-культурных, управленческих или иных функций некоммерческого характера.

Ответственность учреждения по обязательствам

Учреждение отвечает по своим обязательствам денежными средствами, находящимися в его распоряжении. Это следует понимать так, что имуществом погашение имеющихся долгов не производится. Учитывая, что финансирование рассматриваемой некоммерческой организации осуществляет его собственник (в большинстве случаев – в полном объеме), то и ответственность, изначально, за невыполненные им обязательства возлагалась на его собственника. Поскольку такая ответственность, по своей сути, является дополнительной, именуется она «субсидиарная ответственность». Согласно ч. 2 ст. 120 Гражданского кодекса РФ в редакции от 01.09.2006 года, субсидиарная ответственность по долгам любых учреждений возлагалась на их собственников, в том числе и на бюджет Российской Федерации. Однако, эти положения были существенно изменены законодателем, о чем я напишу ниже.

Каким образом привлекается собственник учреждения к субсидиарной ответственности?

С учетом того, что дополнительная ответственность может возникнуть только после установления невозможности взыскания денежных средств с основного должника , привлечение к субсидиарной ответственности невозможно, когда не предъявлялись требования к основному должнику и, более того, когда не установлена невозможность взыскания задолженности с него. Т.е. кредитор, являющийся взыскателем, первоначально должен заявить иск к должнику, получить исполнительный лист, направить его в службу судебных приставов-исполнителей. И, получив от приставов акты о невозможности взыскания (постановление о прекращении исполнительного производства), он имеет право предъявить иск о привлечении к субсидиарной ответственности собственника учреждения. Когда есть иные достаточные для суда доказательства отсутствия денежных средств у должника (его письма, выписка из банка, иное подтверждение неплатежеспособности), можно избежать возбуждения исполнительного производства.
Изначально, руководствуясь общими положениями о субсидиарной ответственности, предусмотренными ст. 339 Гражданского кодекса РФ, из которых следует, что для привлечения к данному виду ответственности собственника достаточно не получить удовлетворение от основного должника в разумный срок, я полагал, что нет необходимости доказывать отсутствие у должника возможности погасить долг. Однако, судебная арбитражная практика взыскания задолженности пришла к другим выводам и в настоящее время обязателен описанный в вышеприведенном абзаце процесс. Об этом же нам сказал Пленум Высшего Арбитражного Суда в Постановлении от 22.06.2006 N 21 (в редакции от 19.04.2007) “О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации”, указав, что привлечение к субсидиарной ответственности по ст. 120 Кодекса имеет свои особенности, в отличие от общего порядка, закрепленного ст. 339.

Субсидиарная ответственность собственника государственного учреждения в настоящее время

Однако, в редакции от 03.11.2006 года, ч. 2 (абзац 5) ст. 120 Гражданского кодекса РФ исключает возможность привлечения к ответственности собственника автономного учреждения . А с 08.05.2010 года законодатель абзацем 6 названной статьи вводит запрет на привлечение к субсидиарной ответственности органов государств а за деятельность бюджетного учреждения . Это ограничение не применяется к отношениям, возникшим до 01.01.2011 года. Таким образом, мы видим, как государство снимает с себя любую ответственность за учрежденные его структурами организации и их деятельность. Между тем, учреждения являются полноправными юридическими лицами в хозяйственном гражданском обороте, заключают сделки, принимают на себя большие обязательства, только порог их ответственности имеет решающие ограничения.
В настоящий момент, субсидиарная ответственность по долгам некоммерческой организации может быть применена к учредителям (собственникам) только частного или казенного учреждения. Процедура соответствует вышеописанной: производится взыскание с учреждения, направляется исполнительный лист в службу судебных приставов-исполнителей или иным образом подтверждается отсутствие денежных средств на счетах, после чего подается заявление о привлечении к субсидиарной ответственности собственника учреждения и о взыскании с него оставшейся суммы задолженности.

Взыскание задолженности при ликвидации учреждения

Когда в отношении учреждения введена процедура ликвидации, то кредитору необходимо своевременно (в течение двух месяцев после публикации) предъявить свои требования ликвидатору или ликвидационной комиссии. В таком случае, неспособность удовлетворения денежных требований устанавливается отсутствием погашения обязательства в течение ликвидации. До ее завершения необходимо подать исковое заявление о привлечении к субсидиарной ответственности. Тут надо быть внимательным, т.к. упустив указанные в данном абзаце действия кредитор (взыскатель) рискует остаться без удовлетворения. Ведь, в общем порядке, с ликвидацией юридического лица (без правопреемства) прекращаются все его права и обязанности.

Субсидиарная ответственность собственника по долгам учреждения

Субсидиарная ответственность собственника — это дополнительный инструмент защиты интересов кредиторов, так как при неспособности организации погасить свою задолженность, финансовая ответственность ложится на собственника имущества учреждения. Под учреждением понимается организация, деятельность которой направлена на развитие социальной и культурной сферы, защиту прав и охрану здоровья граждан, удовлетворение других, не связанных с финансовой выгодой потребностей.

Учреждения подразделяются на частные (под управлением юридического или физического лица) и государственные (собственником выступает государство или соответствующее муниципальное образование). Именно собственники имущества учреждения являются носителями субсидиарной ответственности.

Ответственность частных и государственных учреждений

Вид финансовой ответственности зависит от типа частного или государственного учреждения. При недостаточности денежных средств на балансе организации для погашения долгов перед кредиторами требования перенаправляются к собственнику имущества.

  • Частное. Финансовые обязательства покрываются при помощи денежных средств без использования движимого имущества и недвижимости.
  • Казенное. Вид государственного учреждения, которое финансируется государством и отвечает всеми своими денежными активами.
  • Бюджетное. Учреждение отвечает перед кредиторами всеми выделенными ему активами, а также денежными средствами, полученными от предпринимательства и иной приносящей доход деятельности. Ответственность не распространяется на движимое имущество, которое было выделено собственником или куплено на его личные средства, также на все виды недвижимости на балансе бюджетного учреждения.
  • Автономное. Вид государственного учреждения, которое отвечает всем имуществом, переданным ему муниципальным органом. В качестве исключения выступает движимое имущество, которое принадлежит собственнику или куплено за его личные средства, а также недвижимость.

В случае подтверждения неплатежеспособности организации, все обязательства учреждения передаются собственнику.

Субсидиарная ответственность: вспомогательный способ взыскания долга

Ответственность по финансовым обязательствам несут два должника: основной (непосредственно контрагент) и дополнительный (владелец). Статья 339 ГК РФ регламентирует, что привлечь собственника к ответственности можно только после судебного подтверждения отсутствия средств у основного должника. Именно по причине невозможности владельца выступать первым ответчиком по обязательствам субсидиарная ответственность считается дополнительной.

Последние изменения законодательства в области субсидиарной ответственности

Согласно ст. 120 ГК РФ ч.2, абзац 5 в редакции от 03.11.2006 г., субсидиарная ответственность не накладывается на владельцев государственных организаций автономной формы. А согласно абзацу 6 в редакции от 08.05.2010 г., ответственность за долги организаций бюджетной формы снимается с государственных органов. В результате, субсидиарная ответственность возлагается исключительно на контролирующих лиц частных и казенных учреждений. Предпосылкой к этому являлось желание оградить государственный бюджет от возможных исков муниципальных учреждений, что снижает права кредиторов. Также это снизило привлекательность активов, которые направляются на погашение задолженности, так как доступных для погашения долга денежных средств может быть недостаточно, а выделенное имущество может иметь меньшую привлекательность, чем движимое и недвижимое имущество собственника, на которое ответственность не распространяется. Ограничение не распространяется на сделки, заключенные до 01.01.2011 г.

Внесение изменений в I-IV части ГК РФ возвращает прежнюю субсидиарную ответственность бюджетным и автономным учреждениям, но только в случае погашения задолженности за причиненный вред гражданам государства.

Читать еще:  Жалоба на коллекторское агентство куда

В 2017 году были внесены изменения в процедуру взыскания задолженности при банкротстве. Теперь можно привести к ответственности лиц, действия которых вызвали образование задолженности. Таким образом несут субсидиарную ответственность руководители, главные бухгалтера, юристы и др. Также изменения претерпел срок исковой давности, который составил 3 года.

Как привлечь к субсидиарной ответственности?

Основанием для передачи ответственности субсидиарному должнику предприятия выступает судебное доказательство неспособности организации покрывать свои обязательства за счет средств на балансе.

Процедура для частных лиц

  1. Составление судебного иска.
  2. Получение исполнительного документа и его передача службе судебных приставов.
  3. Получение судебного постановления, подтверждающего неспособность ответчика отвечать по своим долговым обязательствам.

Исключить исполнительное производство можно при наличии документальных подтверждений неплатежеспособности ответчика. К ним относятся: выписки из банка, официальные письма с подтверждением от ответчика.

Если перед кредитором имеется задолженность от казенных учреждений, стоит учитывать понятие «иммунитет бюджетов». Согласно ему требуется обязательная подача судебного иска при обращении взыскания задолженности.

Процедура для муниципальных организаций

Выдвигая судебный иск в сторону муниципального учреждения, ответчиком, представляющим интересы Российской Федерации или другого муниципального образования, выступают органы, отвечающие за распределение бюджета на местах, местные администрации.

Порядок субсидиарной ответственности по долгам муниципальных учреждений следующий:

  1. Подача акта в орган, который отвечает за распределение бюджетов на казенное предприятие.
  2. В течение 5 дней орган должен передать уведомление и копию полученного акта.
  3. В срок до 10 дней ответчик обязан отчитаться об источниках возникновения непогашенной задолженности и предоставить коды из бюджетного классификатора, на основании которых будет произведено погашение.
  4. Ответчик направляет главному распорядителю, отвечающему за распределение средств, платежное поручение на закрытие обязательств в полном или частичном объеме.

Основанием для снятия ответственности с учреждения не могут быть недостаточные финансовые лимиты, установленные собственником, что подтверждает ст.1 п.1 ГК РФ и Постановление ФАС от 12.11.2008 по делу N А05-6045/2008.

Если в течение трехмесячного срока ответчик не перечисляет средства в счет погашения долга, муниципальный орган имеет право остановить финансирование по его лицевым счетам. Чтобы получить возможность погасить задолженность, ответчик направляет запрос на повышение бюджетных лимитов. В результате ответственность распределяется между организацией и муниципальным органом.

Таким образом порядок исполнения судебных актов определяет срок 3 месяца, что подтверждает постановление арбитражного апелляционного суда по делу № А57-15657/2010. Если в установленный период обязательства не были погашены, заявитель в течение следующих 3 месяцев может обратиться в соответствующие инстанции с ходатайством против незаконного бездействия органа-ответчика.

Субсидиарная ответственность и процедура ликвидации НКО

Все права и обязательства организации и ее собственника прекращаются по завершении процедуры ликвидации. Поэтому важно своевременно предоставить свои требования согласно ст. 63, 64 ГК РФ. Законодательством не регламентированы особенности, по которым можно оценить способность организации, по которой начался процесс ликвидации, погашать свои обязательства, что затрудняет положение кредиторов. На основании Постановления ВАС РФ можно утверждать, что факт наличия или отсутствия у ответчика средств можно подтвердить при помощи ликвидационного баланса. Но законодательно не регламентированы сроки проведения ликвидации и они устанавливаются организацией самостоятельно, что может затянуть погашение обязательств ликвидируемого учреждения на неопределенный срок.

Совокупность перечисленных факторов может привести к умышленному затягиванию ответчиком сроков процедуры ликвидации. Поэтому установлено, что процедура ликвидации не является причиной для создания особых условий рассмотрения. Все процедуры проводятся согласно положений, описанных в ст. 63, 242 ГК РФ. Неоднозначной является дата, с которой начинается срок исковой давности. На основании судебных актов, в случае ликвидации предприятия этой датой считается дата получения подтверждения неплатежеспособности учреждения, но не дата утверждения ликвидационного баланса.

Современное законодательство указывает, что контролирующие лица сохраняют за собой ответственность даже по завершении ликвидационной процедуры. Также в отношении контролирующих лиц была введена презумпция виновности, которая не позволяет снять ответственность без доказательства непричастности лиц к образованию задолженности. К ряду контролирующих лиц можно отнести сотрудников учреждения и других субъектов Российской Федерации, принимающих решения, которые и привели к образованию задолженности и неправильному распоряжению денежными средствами, руководителей, главных бухгалтеров, юристов. Это могут быть владельцы менее 50% акций компании или участники общего голосования. Избежать ответственности по выплате задолженности могут номинальные руководители и лица, имеющие менее 10% капитала и получающие средний доход.

При отказе от процедуры банкротства при отсутствии лимитов бюджетных обязательств для ведения дальнейшей деятельности ответственные лица могут также быть привлечены к ответственности.

Современные федеральные законы ужесточают условия по дополнительной ответственности собственников, что с одной стороны, гарантирует частичный или полный возврат средств кредиторам, а с другой, повышает ответственность собственников за принимаемые ими решения.

Отвечать придется

В деле, поступившем в КС из Пермского края, в роли пострадавшего оказалось ООО «Лысьва-теплоэнерго». В 2015 году компания взяла на себя обязательства снабжать Лысьвенский городской округ теплом и горячей водой, при этом официальным получателем услуги стало муниципальное бюджетное учреждение (МБУ) «Лысьвенский сельский водоканал». Когда за оказанные услуги накопилась задолженность, энергетики обратились в суд. Однако взыскать 400 тысяч рублей им не удалось, поскольку администрация Лысьвы ликвидировала водоканал как юридическое лицо. Возложить на нее субсидиарную ответственность как на учредителя МБУ тоже не удалось, поскольку гражданское законодательство такого права не предоставляет. За разъяснением правомочности подобного подхода истцы обратились в КС РФ.

По мнению энергетиков, судебным решением в их случае нарушены и право частной собственности, и конституционный принцип равенства перед законом и судом, поскольку «для государственной и муниципальной форм собственности создаются явные и необоснованные преимущества».

Решение КС в данном случае аргументировано ранее высказанными правовыми позициями суда. Прежде всего суд напомнил, что не раз указывал на неприкосновенность права собственности, но вместе с тем и на необходимость соотносить его с правами и свободами других лиц. Подобный подход в полной мере распространяется на отношения должников и кредиторов.

Вместе с тем положение бюджетного учреждения в правовом поле имеет свои особенности: оно является участником гражданского оборота, но не имеет собственности, а только осуществляет оперативное управление государственным или муниципальным имуществом. Поэтому по своим обязательствам оно может отвечать ограниченно, а закон устанавливает «повышенную» ответственность лишь в случае причинения вреда гражданам. То есть в системе действующего правового регулирования статья 123.22 ГК «исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного МБУ по его обязательствам, вытекающим из публичного договора».

Федеральному законодателю поручено данное противоречие устранить. А дело ООО «Лысьва-теплоэнерго» подлежит пересмотру, поскольку в данном случае постановлением КС по обязательствам ликвидированного МБУ субсидиарная ответственность возложена на собственника имущества этого учреждения.

ВС пояснил порядок привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения

4 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-24791 по спору о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по задолженности последнего.

Попытка взыскать неустойку по госконтракту

В ноябре 2010 г. Федеральное агентство связи (государственный заказчик), ФГБУ «Отраслевой центр мониторинга и развития в сфере инфокоммуникационных технологий» (заказчик-застройщик) и ООО «Сочинская строительная компания» (подрядчик) заключили госконтракт на строительство конкретного объекта недвижимости.

Исходя из п. 22.6.1 госконтракта, в случае просрочки оплаты заказчиком-застройщиком результатов работ подрядчик имел право потребовать уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со следующего дня после установленной даты. Размер такой неустойки устанавливался в размере 1/300 действующей на день уплаты ставки рефинансирования Центрального банка РФ от суммы платежа. Заказчик-застройщик мог избежать уплаты неустойки в случаях, установленных контрактом, а также если просрочка исполнения обязательства произошла из-за непреодолимой силы или по вине другой стороны.

В феврале 2013 г. Центр уведомил подрядчика об одностороннем отказе от исполнения контракта, впоследствии общество предъявило иск к ФГБУ о взыскании задолженности по контракту и неустойки (дело № А40-98193/2012). Тогда арбитражный суд взыскал с ответчика 275 млн руб. задолженности и 30 млн руб. неустойки. Впоследствии апелляция приняла отказ общества от иска в части взыскания 55 млн руб. и 6 млн руб. пеней, отменив решение суда первой инстанции в этой части.

Во исполнение судебного акта общество получило исполнительный лист, который был передан им в Управление Федерального казначейства по г. Москве. 28 марта 2018 г. «Сочинская строительная компания» предложила Россвязи, осуществляющей полномочия собственника имущества учреждения, погасить задолженность по этому исполнительному листу в порядке субсидиарной ответственности. Однако ведомство отказалось от удовлетворения претензии.

В дальнейшем общество обратилось в арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с Россвязи и ФГБУ денежных средств по исполнительному листу в порядке субсидиарной ответственности. Суды трех инстанций взыскали в пользу истца с учреждения 58 млн руб. в качестве неустойки, отказав в удовлетворении иных требований.

В частности, АС г. Москвы счел обоснованным взыскание неустойки с учреждения за период с 9 июля 2015 г. по 9 июля 2018 г. Он также указал, что госконтракт был расторгнут 8 февраля 2013 г., а иск был подан в суд 9 июля 2018 г., поэтому общество пропустило срок исковой давности в отношении неустойки, начисленной за период с 15 марта 2014 г. по 8 июля 2015 г. Отказывая в удовлетворении требований к агентству, суд первой инстанции исходил из того, привлечение к субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения с 1 сентября 2014 г. возможно только по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, однако в рассматриваемом случае заявленные требования основаны на неисполнении бюджетным учреждением договорных обязательств. Соответственно, оснований для привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности не имеется.

Читать еще:  Как формируется тариф на обслуживание многоквартирного дома

Апелляционный суд согласился с выводом о том, что собственник имущества бюджетного учреждения не несет ответственности по обязательствам последнего. Вторая инстанция добавила, что спорный контракт был заключен сторонами спустя более чем полгода после опубликования Закона № 83-ФЗ от 8 мая 2010 г., вступление же этого Закона в силу с 1 января 2011 г. не является существенным изменением обстоятельств для сторон. Следовательно, в такой ситуации истец не мог рассчитывать на ответственность собственника бюджетного учреждения. Кроме того, о невозможности применения положений ст. 120 ГК РФ, действующих до 1 января 2011 г, свидетельствовало и то, что отношения сторон на дату заключения контракта не сложились, поскольку к контракту в 2011 и 2012 гг. сторонами были подписаны дополнительные соглашения, изменяющие его существенные условия. Поддерживая выводы судов первой и апелляционной инстанций, суд округа присовокупил, что поскольку спорные правоотношения возникли после 1 января 2011 г., к ним не применяются положения ст. 120 ГК РФ, действующие до этой даты.

ВС не согласился с нижестоящими инстанциями

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество сослалось на неверное применение нижестоящими судами норм материального и процессуального права, после изучения материалов дела № А40-155975/2018 Судебная коллегия ВС РФ согласилась с его доводами.

Высшая судебная инстанция отметила, что спорное требование возникло из нарушения условий контракта, заключенного до введения в действие абз. 6 п. 2 ст. 120 ГК РФ и п. 5 ст. 123.22 ГК РФ, первый из которых указывает на недопустимость привлечения собственника имущества бюджетного учреждения к субсидиарной ответственности по долгам такого учреждения, а второй предусматривает подобную ответственность только по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам.

«Спорный контракт заключен в период действия более ранней редакции п. 2 ст. 120 ГК РФ, в соответствии с которой при недостаточности денежных средств учреждения субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник его имущества. На момент заключения контракта был опубликован, но не вступил в силу закон, отменяющий такую ответственность путем изменения редакции п. 2 ст. 120 ГК РФ (Закон № 83-ФЗ). Вместе с тем, как следует из п. 1 ст. 4 ГК РФ, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом», – отмечено в определении.

Как пояснил Верховный Суд, отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со ст. 422 ГК РФ (п. 2 ст. 4 Кодекса). По смыслу такой статьи к договору применяются нормы, действовавшие в момент его заключения. Закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам. «Соответственно, действующее право в качестве основного критерия применения той или иной нормы к договорным отношениям сторон устанавливает действие нормы, а не отсутствие знания о будущих изменениях закона, возможность полагаться на действующее регулирование или наличие (отсутствие) разумных ожиданий, основанных на том, что закон не будет изменен в будущем», – отметил Суд.

ВС добавил, что положения ст. 4 и 422 ГК РФ допускают в качестве исключения из общего правила в области договорных отношений прямое указание законодателя на немедленное применение закона или применение закона с обратной силой к уже существующим правоотношениям. При этом даже в случае прямого указания закона на его немедленное применение или применение с обратной силой необходимо учитывать правовую позицию о недопустимости лишения прав в результате такого применения, высказанную в Постановлении КС РФ от 15 февраля 2016 г. № 3-П. Однако переходные положения Закона № 83-ФЗ, напротив, содержат прямое указание на то, что положения абз. 6 п. 2 ст. 120 ГК РФ (в редакции Закона № 83-ФЗ) в части исключения субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам такого учреждения не применяются к правоотношениям, возникшим до 1 января 2011 г. Соответственно, в рассматриваемом случае опубликование закона не являлось основанием для неприменения п. 2 ст. 4, п. 2 ст. 422 ГК РФ.

Применение нормы, вступившей в силу после заключения контракта, подчеркнул ВС, прямо противоречит переходным положениям Закона № 83-ФЗ, которыми и определяется темпоральная сфера действия рассматриваемой нормы. Следовательно, ошибочен вывод судов первой и апелляционной инстанций о невозможности возложения на агентство субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения. «Вывод суда апелляционной инстанции о том, что на дату заключения контракта отношения сторон не сложились, мотивированный ссылкой на дополнительные соглашения, подписанные после 1 января 2011 г., нельзя признать обоснованным. Такие соглашения в материалах дела отсутствуют, судом не обозревались и не исследовались, поэтому нет оснований полагать, что договорные отношения сторон оказались настолько измененными, что договор можно признать новым, заключенным после 1 января 2011 г.», – отмечено в определении Суда. В этой связи Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» проанализировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрела спор, затрагивающий основополагающий вопрос права – определение закона, подлежащего применению при регулировании отношений между участниками гражданского оборота. «Анализ судебной практики показывает, что данный вопрос является нередким: он вошел и в Обзор судебной практики Верховного Суда № 4 за 2019 г., а также в ряд определений ВС РФ. Тем не менее нижестоящие суды продолжают делать ошибки, применяя к правоотношениям закон либо в редакции, которая уже не действовала, либо, как в рассматриваемом случае, применять редакцию закона, которая хоть и была уже опубликована, однако в силу не вступила», – полагает она. По мнению эксперта, подобная ошибка является более парадоксальной, чем первая (применение закона в устаревшей редакции).

«Апелляционный суд в рассматриваемом деле указал, что стороны заключили контракт после даты опубликования закона, вносящего изменения в ГК РФ, однако до вступления его в силу. Указанное, тем не менее, значения не имеет, поскольку истец не мог не знать о внесении изменений в законодательство (хоть и не вступивших в силу), поэтому не мог рассчитывать на применение в будущем закона в предыдущей редакции», – отметила Наталья Васильева.

Она добавила, что Верховный Суд справедливо указал, что при определении закона, подлежащего применению, следует ориентироваться только на момент вступления закона в силу, но никак не на знания сторон о содержании законодательства, которое будет действовать в будущем. «Стороны обязаны полагаться лишь на действующее на момент возникновения их правоотношений законодательство, не делая прогнозов относительно его изменения при определении модели своих правоотношений. Обратное вносило бы неопределенность в регулирование гражданского оборота, лишало бы его признака стабильности. Если продолжать далее развивать мысль, заложенную в постановлении суда апелляционной инстанции, то можно прийти к умозаключению, что внесение законопроекта на рассмотрение в Государственную Думу обязывает стороны к определенным действиям в отношении друг друга, что относится уже к области правового абсурда», – заключила Наталья Васильева.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что практикующим юристам хорошо известно, что многие институты гражданского права в последние годы находятся в состоянии перманентного реформирования. «В связи с этим все чаще встречаются споры, возникающие в ситуациях придания законом обратной силы нормам гражданского права, а также разных случаев их ретроспективного применения к длящимся правоотношениям», – полагает он.

По мнению эксперта, в определении ВС представляется важной мысль о том, что наличие (отсутствие) разумных ожиданий или знаний о будущих изменениях закона не может быть положено в основу применения той или иной нормы к договорным отношениям сторон. «Верховный Суд также напомнил, что даже в случае прямого указания закона на его немедленное применение или применение с обратной силой необходимо учитывать правовую позицию о недопустимости лишения прав в результате такого применения, высказанную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2016 г. № 3-П. Тем самым высшая судебная инстанция ориентирует нижестоящие суды руководствоваться позицией КС о том, что вопрос придания обратной силы закону, изменяющему обязательства юридически равных участников гражданского правоотношения, требует дифференцированного подхода, обеспечивающего сбалансированность и справедливость соответствующего правового регулирования, не допускающего ущемления уже гарантированных прав и законных интересов одной стороны и умаления возможностей их защиты в пользу другой», – подытожил Алексей Леонов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector